Кровь на земле

Хроники террора в Казахстане: каким был самый кровавый штурм спецназа

3476
(обновлено 18:38 25.09.2018)
Sputnik продолжает публикацию материалов из серии "Хроники террора в Казахстане..." и рассказывает о самом кровавом захвате боевиков спецназом МВД весной 2011 года в Алматы

В Казахстане то, что очередное задержание, казалось бы, простых уголовников оказывается спецоперацией против хорошо подготовленных и вооруженных террористов, часто становилось понятно только в тот момент, когда отыграть назад было уже невозможно.

Первая спецоперация по уничтожению террористов в Казахстане — как это было

Как "призрак" терроризма обрел в Казахстане реальные формы

Признать тот факт, что в Казахстане, как и в большинстве других стран мира, существует террористическая угроза, и наше государство входит в орбиту интересов радикальных исламистов, мечтающих перекроить если не весь мир, то все мусульманские страны под свое мировосприятие и понимание жизни, наши чиновники не спешили. А может просто боялись. Боялись докладывать на самый верх о том, что проблема действительно существует.

Кстати, занять такую позицию было, действительно, очень удобно. Ведь в 2000-х практически каждая охота на экстремистов начиналась с того, что при попытке совершить общеуголовное преступление, они были застигнуты полицейскими. Не готовые к вооруженному сопротивлению бандитов, которым терять было уже нечего, стражи порядка погибали, даже не успев вынуть из кобуры табельное оружие.

В 2012 году советник президента Казахстана Ермухамет Ертысбаев так и сказал: "В Казахстане с большой натяжкой можно говорить о террористах, это скорее бандиты с несколькими судимостями, некое подобие индивидуального террора".

Не договорил чиновник только о том, что все общеуголовные преступления, совершаемые радикалами, были направлены не на то, чтобы улучшить свое благосостояние. Им было важно вооружиться, приобрести современную связь, полностью экипироваться и ждать так называемого часа "Х".

Последняя смена капитана Байтасова — теракт в Таразе

И этот час наступил. Сначала в Таразе в 2011 году, где террорист Максат Кариев убивал полицейских и стрелял из гранатомета по зданию областного КНБ. А потом в июне 2016 года в Актобе, где группа более чем из 10 человек вышла с оружием на улицы города. А спустя месяц случился теракт в Алматы, где террорист-одиночка расправлялся с полицейскими, не жалея автоматных патронов.

"Индивидуальный террор", как назвал его советник президента Ермухамет Ертысбаев, вдруг приобрел угрожающие масштабы, не обратить внимания на которые общество уже не могло.

На штурм квартиры с преступниками отводились минуты

Бесшабашное отношение к террористической угрозе и уверения в том, что радикалы – простые уголовники, сильно расслабили правоохранительную систему. Вмешался в ситуацию и наш менталитет.

С момента обретения независимости в руководство элитных подразделений спецназа, в том числе и в "Сункар", преемников еще советского легендарного спецподразделения "Альфа", попало немало случайных людей.

Пока все было тихо, это было практически незаметно. Но как только стали появляться реальные, боевые задачи, полицейские с большими звездами на погонах, возглавлявшие спецназ, экзамены, устроенные жизнью, провалили.

Для того чтобы это понять, достаточно привести в пример всего один случай.

Четвертого апреля 2011 года в одном из домов 3-го микрорайона полицейским удалось блокировать троих террористов: Рузембая Ишимбетова, Абдулмансура Ниязова и Кадыра Кадырова.

Август 2012-го: "Аксайская резня" под Алматы

Цепочка преступлений, тянувшаяся за этими людьми, впечатляет. Вымогательства, разбойные нападения, убийства. Сказать, что их не искали – было бы неправдой. Хотя искали посредственно. Даже после того, как группа в 2008 году убила инспектора полиции Жетысуского УВД Алматы прямо в участковом пункте.

На тот момент, когда их местонахождение после совершения двойного убийства вычислили, большие чины в погонах уже были в курсе, что имеют дело не с простыми уголовниками, а с хорошо организованной ячейкой радикалов. Учитывая то, что на их счету было, как минимум, пять убийств, рассчитывать на добровольную сдачу было глупо.

Тем не менее руководители операции, не оценивая риски, были уверены, что для подавления сопротивления понадобятся минуты. Потому и послали "Сункар" на штурм без детального анализа ситуации.

Кстати, к тому моменту, террористы уже знали, что за ними идут. Ведь спецоперацию провалили еще на стадии ее подготовки.

Первый прокол

О том, что их нашли, террористы узнали за несколько часов до штурма. Молодые ребята-оперативники в буквальном смысле слова "провалились", пытаясь сообщить жильцам подъезда о необходимости эвакуации в связи с предстоящим захватом.

Один из них столкнулся с главарем ячейки на входе в подъезд и не смог сдержать эмоций. Воспользовавшись этим, террорист забежал в квартиру и заперся изнутри.

Прежде чем на штурм пойдет первая группа спецназа, пройдет больше часа. Этого времени радикалам вполне хватит для того, чтобы подготовиться к встрече незваных гостей.

Информация о том, что в 3-м микрорайоне Алматы что-то происходит, разлетелась мгновенно в соцсетях и мессенджерах. Через считанные минуты вдоль оцепления, организованного силовиками, появились десятки журналистов с видео- и фотокамерами. Но им предстояло довольствоваться только съемкой городского спецназа, выстроенного по периметру. Это был тот случай, когда прорваться к месту боя, найдя уязвимый, слабо охраняемый участок, было невозможно.

Стоявшие рядом с нами жители ближайших к штурмуемому домов и просто зеваки делились невероятными подробностями того, что происходит там, за цепью спецназа, потому что имели сотовую связь с родными, находящимися по ту сторону. Звуки стрельбы и взрывов, о которых они говорили, периодически доносились и до нас. И вдруг — тишина.

Через 15-20 минут перед журналистами появился представитель департамента внутренних дел города. Короткий комментарий произошедшего хоть и не впечатлил, но был необходим. Город ждал новостей.

"Трое спецназовцев получили ранения, двое преступников ликвидированы, один взят живым", — отрапортовали силовики для СМИ.

Сейчас, когда известно о том, что при штурме ранения получили 11 спецов, а трое, о которых заявлялось изначально, были ранены тяжело и находились на грани жизни и смерти, понятно, что дело полицейским пришлось иметь не с простыми уголовниками, а с хорошо подготовленными боевиками.

Атака "алматинского стрелка" — что происходило на улицах мегаполиса во время теракта

Поняв, что они в западне, радикалы успели приготовиться к штурму. На входе в квартиру они поставили растяжку с гранатой, что и прервало первую попытку силового захвата. Подготовившись и достав все арсеналы, они ждали этого момента.

Штурмы снова и снова. Полицейские машины, скорая помощь, газовая служба, пожарные и ЧС. От разноцветных "зайчиков" в глазах рябило при взгляде в любую сторону. А потом все закончилось.

Как спецназ стал расходным материалом

Этот штурм запершихся в квартире террористов стал самым кровавым из тех, что пришлось пережить спецназу "Сункар" с момента обретения независимости страной и до сегодняшнего дня.

К дальнейшей судьбе ребят, попавших в ту мясорубку, мы еще вернемся, но позже.

Вопрос в том, где находились командиры, отдававшие приказы? Их не было в первых рядах спецподразделения, идущего на штурм. Все указания в тот весенний день они отдавали издалека, с безопасного от места захвата расстояния. Приказ на штурм они отдали, видимо, не осознавая, с кем имеют дело.

Хотя в отсутствии заложников и других осложняющих ситуацию обстоятельств вполне могли "выкурить" бандитов с помощью газа и применения прочих премудростей подразделения особого назначения. Ведь средств, выделяемых на содержание полиции в 2011 году, на это вполне хватало.

Анализируя произошедшее, известный казахстанский политолог Марат Шибутов сказал: "Спецслужбы не привыкли к открытой войне с бандитами или террористами".

Помимо этого, еще в 2012 году, в своей статье он отметил, что борьбу с радикальными настроениями нужно вести, в первую очередь, в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Ведь именно оттуда угроза терроризма берет свои "корни".

О завербованных террористами заключенных в нашей серии материалов мы вспомним еще не раз.

Продолжение материала из данного цикла читайте в следующие выходные

 

3476
Теги:
штурм, террористы, спецназ, терроризм, МВД, Казахстан
Темы:
Как менялось "лицо" казахстанского терроризма (16)
По теме
Богатырев: после поражения ИГ* стремится в Центральную Азию
Спецоперация КНБ: предполагаемые террористы задержаны в Карагандинской области
КНБ пресекла деятельность "газовых" контрабандистов
Глава КНБ Карим Масимов возглавил рейтинг управленческой элиты Казахстана
Женщина и мужчина

Грузия, любовь и Карабах

77
(обновлено 13:54 01.10.2020)
Смешанных армяно-азербайджанских семей даже в Тбилиси немного - и каждая такая семья сегодня особенно переживает новую войну в Карабахе. С одной из таких семей дружит писательница Мариам Сараджишвили - в эти тревожные дни она решила узнать, как у них дела

Арзу снова посмотрела на часы. Уже десять, а ее Армена все нет и нет. Трехлетний Рашид по десятому кругу задавал вопрос:

- Когда папа придет?

Годовалая Гаянэ (Армен настоял именно на этом имени для дочки, хотя с точки зрения Арзу это было слишком старомодно) уже спала. Все домашние дела были переделаны, и надо было как-то уболтать сына лечь спать пораньше.

- Иди, мяним балам (азерб. "мой ребенок" - здесь и далее примеч. ред.), я тебе сказку расскажу.

Рашид подошел и пристроился рядом.

Арзу начала вспоминать, что же она рассказывала прошлый раз. У сына феноменальная память, и он не любит повторений.

Со двора донесся знакомый сигнал. Арзу выглянула из окна - наконец-то Армен приехал с работы. Но что-то поздно сегодня.

Через несколько минут муж уже заходил домой. Арзу, как и любая жена, с полувзгляда могла определить настроение отца семейства. На этот раз Армен был без преувеличения черного цвета.

- Что случилось?

Рашид подбежал и маленькой обезьянкой вскарабкался на почти двухметрового папу. Армен как-то судорожно стал целовать сына, а потом глухо обронил.

- Гагика убили. Там.

Арзу охнула. Это был ереванский племянник мужа, который несколько раз был у них дома. В этом году пошел на срочную службу. Армен еще показывал ей фотки с недавней присяги. И вот, в первый же день войны парня уже нет.

Арзу забрала малыша укладывать спать, сказав на ходу.

- Твой любимый "острый" на столе. Иди, отдохни, - потом подхватила сына на руки.

- Идем, Рашид, идем, джаным мяним (азерб. "душа моя"). Папа очень устал.

И на автопилоте стала рассказывать малышу сказку про ленивого Ахмеда. Мысли ее были далеко от содержания.

Выйти замуж за грузина и понравиться его родителям - история виртуального знакомства

Армяно-азербайджанский конфликт был у них дома табуированной темой. Слишком дорого пришлось заплатить обоим за их семейное счастье. Потому никогда не спорили на тему: "Чей Карабах", не швыряли друг в друга историческими датами и границами, не мерялись жертвами:

- А Сумгаит?

- А Ходжалы?

Хотя причин для возможной конфронтации хватало с лихвой. У Армена в Баку погибла семья родственников. У Арзу в Ходжалы убили двоюродную сестру.

Оба очень ценили ту гармонию, что имели, полное совпадение по всем вопросам и двух детей, на которых уходили все силы и строились надежды на будущее.

Но нельзя жить в обществе и быть свободным от него. Обходи - не обходи геополитику, а она достанет тебя даже тут, в Грузии, болью и горем.

Рашид заснул относительно быстро. И хорошо. Не стоит ребенку слышать о войне. Хотя кто-то, а точнее его же ровесники, сейчас не может заснуть от артобстрела, а кого-то забирают ангелы прямо сейчас туда, где нет ни границ, ни национальностей, а только мир и покой.

Призвание или семья - история тяжелого выбора гениального врача

Арзу накрыла сына одеялом и пошла на кухню, где, как всегда, царил образцовый порядок. Армен сидел над нетронутой тарелкой и смотрел воспаленными глазами в экран ноутбука, щелкал мышкой, выискивал новости с фронта.

Мельком взглянул на жену.

- Еще троих моих троюродных братьев призвали. Мобилизация. На похороны Гагика не смогу поехать. Границы закрыты.

Арзу обняла мужа и посмотрела на экран. В глаза бросился перечень потерь с двух сторон.

- Выключи, пожалуйста.

Армен не стал спорить и нажал на кнопку.

- Когда же это кончится?

Арзу думала примерно то же самое... Муж закурил, хотя это было против правил и запрещено из-за малышей. Но сейчас не стоило вспоминать о запретах. Нервы-то не железные.

- Знаешь, я вспомнил одну легенду, - начал Армен издалека, следя невидящим взглядом за сизыми кольцами дыма. - Не помню, где именно читал, но суть такая. Два народа воевали на протяжении многих лет. Прекращали и начинали снова. Причину не помню, вроде из-за земли, как всегда. Это и неважно.

В итоге все устали от этой войны, но никак не могли остановиться. Тогда старейшины решили обменять детей, совсем еще младенцев. Матери обоих народов дали клятву, что вырастят приемных, как своих. Обменяли всех, от сына царя до сына пастуха. Без исключений. И тогда война кончилась раз и навсегда. Никто не станет стрелять в своих детей.

Замуж за мигранта: история о любви со сложностями

Вот думаю, как это страшно отдать нашего Рашида кому-то и больше никогда не увидеть. Как он будет расти, каким станет, кого будет называть мамой и папой. А вместо него был бы у нас какой-то чужой ребенок.

- Чужих детей не бывает, - перебила его Арзу.

- Вот ты бы смогла поменять либо Гаянэ, либо Рашида? Я понимаю, что это дико звучит в двадцать первом веке.

- Война из-за геополитики звучит не менее глупо.

Арзу задумалась над вопросом. Дети дались ей очень тяжело. И сейчас сколько возни, пока их уложишь, какой рев устраивает Рашид из-за похода в детский сад, и сколько пришлось мучиться, чтоб отучить его от памперсов и соски. И сколько еще уйдет на них нервов в будущем, пока они вырастут.

И в любой момент эта выстраданная жизнь может быть оборвана одним выстрелом только потому, что политики, взрослые, вполне в себе уверенные мужики, никогда не вырастившие с пеленок ни одного ребенка самостоятельно, не могут найти соломоново решение, и им так легко принимать решение послать на смерть чужих детей.

Подумала и, тряхнув длинной копной волос, ответила: "Я бы отдала. Мир дороже наших привязанностей. И вырастила б чужого сына, как своего".

77
Теги:
семья, война, Грузия, Нагорный Карабах

Карабахское обострение: борьба заявлений и опровержений

128
Контрпропаганда на войне традиционно используется для деморализации противника - методом преувеличения его потерь и гипертрофированным изображением собственных успехов

И все же текущее вооруженное противостояние Азербайджана и Армении в Нагорном Карабахе в сентябре 2020 года отличается беспрецедентным количеством сообщений, за которыми почти сразу следует опровержение с другой стороны. Это затрудняет анализ ситуации международными наблюдателями, вызывает недоверие к любым официальным заявлениям Баку и Еревана.

Сомнительных цифр, фактов, непрозрачных эпизодов за дни боевых действий в сентябре накопилось великое множество. К примеру, по информации Минобороны Армении, было сбито 49 азербайджанских беспилотников, но опубликовано фото обломков лишь одного аппарата. В свою очередь, Минобороны Азербайджана сообщило об уничтожении 18 армянских БПЛА, а также 80 армянских танков и целого полка личного состава (около двух тысяч человек).

Карабахское обострение и "сирийский" опыт применения БПЛА

За минувшее десятилетие военно-политической турбулентности в зоне непризнанной НКР Армения и Азербайджан потеряли в боевой обстановке всего около 20 беспилотников. Для быстрого уничтожения армянского полка, позиции которого по фронту в обороне занимают не один километр, пожалуй, требуется оружие массового поражения. Впрочем, и Минобороны Армении сообщило о ликвидации 790 азербайджанских военнослужащих. Если это реальные потери, то при таких темпах двух армий до зимы не хватит. Напомню, по разным оценкам до мобилизации у Азербайджана было от 65 тысяч до 126 тысяч "штыков", в армиях Армении и непризнанного Нагорного Карабаха – до 65 тысяч действующих военнослужащих.

Истребитель F-16 против штурмовика Су-25

Минобороны Армении заявило, что 29 сентября истребитель F-16 турецких ВВС поднялся в воздух с азербайджанского аэродрома Гянджа и сбил армянский штурмовик Су-25 в районе Вардениса. Летчик - майор Валерий Данелин - погиб. Опубликованы фото обломков самолета, по которым сложно определить причину катастрофы. Армянское военное ведомство обещает предоставить более полные доказательства вовлеченности турецких сил в боевые действия. А пока Азербайджан и Турция информацию об авиаударе опровергли. В Баку отметили, что вообще не используют боевую авиацию.

По данным помощника президента АР Хикмета Гаджиева, два армянских Су-25 взорвались, врезавшись в гору. Такое случалось ранее в условиях плохой видимости - в Армении и в других странах. Самолет мог упасть и по причине технического износа и от случайного (дружественного) огня армянских средств ПВО. Если же армянский Су-25 сбит противником, чем специалисты Минобороны РА отследили полет турецкого истребителя F-16 и почему не нанесли ответный удар, хотя бы по аэродрому базирования Гянджа? Все это выглядит пока нестройно.

Совбез ООН сделал заявление по Нагорному Карабаху

На встрече с журналистами 30 сентября армянский премьер-министр Никол Пашинян уклонился от прямого ответа о возможности применения против Азербайджана (и F-16) истребителей Су-30СМ и ОТРК "Искандер".

Россия и большинство стран мирового сообщества призывают Баку и Ереван к немедленному прекращению огня. Президент РФ Владимир Путин 29 сентября в разговоре с армянским премьер-министром Николом Пашиняном выразил серьезную озабоченность боевыми действиями в зоне конфликта и акцентировал внимание на необходимости деэскалации. Разговор президента РФ Владимира Путина с азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым состоится при необходимости.

Политолог назвал конфликт в Нагорном Карабахе "войной на истощение"

128
Теги:
Азербайджан, Армения, Нагорный Карабах
Темы:
Обострение ситуации в Карабахе
Кадетский корпус Министерства обороны стал Военным колледжем

Кадетский корпус Минобороны стал Военным колледжем - что изменится

0
Учебное заведение будет выпускать специалистов "менеджмента младшего звена в военном деле"

НУР-СУЛТАН, 1 окт – Sputnik. Кадетский корпус министерства обороны преобразован в Военный колледж, сообщает пресс-служба ведомства.

"Такое решение продиктовано необходимостью приведения названия в соответствие с Законом РК "Об образовании", где учебные заведения, реализующие образовательные программы технического и профессионального образования, именуются колледжами", - поясняется в сообщении.

Изменения скажутся и на наименовании получаемой специальности. Если ранее выпускникам Кадетского корпуса присваивалась профессиональная квалификация "младший специалист военного управления", то теперь учебное заведение будет выпускать специалистов "менеджмента младшего звена в военном деле", практически сопоставимых с гражданскими управленцами. При этом наименование воинской должности обучающихся "кадет" останется прежним.

 В канун Дня защиты детей юные кадеты показали красивый парад
© Photo : пресс-служба департамента полиции Алматинской области
В настоящее время Кадетский корпус – ныне Военный колледж Министерства обороны РК имени Шокана Уалиханова – является основным центром подготовки профессиональных сержантов для Вооруженных Сил.

Военный институт Сухопутных войск Казахстана будет носить имя Сагадата Нурмагамбетова

Ежегодно на поступление в учебное заведение претендуют в среднем 1500 молодыx казаxстанцев. К слову, в 2020 году в учебное заведение поступили свыше 240 кадетов. С 1996 года учебным заведением подготовлено более 2800 сержантов-профессионалов, которые успешно проходят службу в Вооруженных Силах и других силовых структурах страны.

Обучение в учебном заведении бесплатное, срок составляет один год и 10 месяцев. Кадеты обеспечиваются проживанием, питанием и вещевым имуществом. За это время будущие младшие командиры постигают военную науку, как в теории, так и на практике.

Студенты вузов Нур-Султана штурмуют военкомат, чтобы пройти медкомиссию

В процессе обучения с каждым кадетом заключается контракт о прохождении воинской службы в Вооруженных Силах на должностях сержантского состава сроком на 10 календарных лет. Кадеты распределяются в воинские части на должности командиров отделений с перспективой карьерного роста до Главного сержанта Вооруженных Сил.

0