Заключенные за колючей проволокой

Хроники террора в Казахстане: актюбинская война фанатиков и авторитетов

1659
(обновлено 14:00 24.10.2018)
Они считали себя единственными, кто может защитить своих единоверцев, притесняемых в зоне криминальными авторитетами, находившимися на "службе" у администрации колонии. И ради этого были готовы на все: взрывать, убивать и даже погибнуть на своей, как они считали, священной войне

В истории об одной из первых крупных группировок фанатиков из Актобе было все, что олицетворяет казахстанский терроризм и сегодня.

Взрыв у стен колонии: показательное выступление в защиту братьев — мусульман

В 2011 году актюбинская колония К 168/2 пользовалась дурной славой. За ее стены, заборы и колючую проволоку не раз "просачивались" сообщения о беспределе, творимом над заключенными. А еще она отличалась тем, что многие из сидельцев были последователями радикального Ислама.

24 февраля 2011 года, около часа дня у ее стен прогремел взрыв.

Не смотря на то, что заряд самодельного устройства, начиненного поражающим элементом, оказался слаб и не причинил вреда ни инфраструктуре, ни людям, пришедшим с передачами для заключенных на проходную исправительного учреждения, по Актобе мгновенно поползли слухи: "Это – теракт!".

На след организаторов взрыва полицейские вышли через несколько месяцев. Но, к тому времени они уже отбывали наказание за другие особо-тяжкие преступления. Может именно поэтому, понимая, что их причастность к взрыву доказана уликами и показаниями свидетелей и их сподвижников, 28-летний Кайрат Ахметов и 26-летний Тимур Рахметов ничего отрицать не стали и спокойно рассказывали, зачем и для чего пошли на этот, скорее показательный шаг.

Как мысль о джихаде стала слаще жизни

Молодые люди познакомились годом ранее, как раз на почве религиозных убеждений. Правда, Кайрат Ахметов тогда еще исповедовал традиционный Ислам. А вот Тимур Рахметов, с которым его свел старый знакомый, уже был убежденным фанатиком.

Каждый раз после намаза они вели задушевные беседы и, Ахметов сам не заметил, как проникся новыми убеждениями. По его же словам, джихад стал для него символом священной войны, а целью – погибнуть в бою и увидеть обещанные Райские сады.

Новых участников группировки долго искать не пришлось. Вскоре она насчитывала полтора десятка человек. Именно в это время произошло событие, после которого фанатики перешли к активным действиям.

С чего началось противостояние фанатиков и авторитетов

В феврале 2011 года в Актобе разразился грандиозный скандал. В колонии К 168/2 произошло ЧП.

"Узнали про избиения там братьев мусульман криминальными авторитетами. Братьям сломали руки и ноги. А администрация не обращала на это внимания", — рассказывал на одном из допросов Кайрат Ахметов.

В то время начальником исправительного учреждения был Александр Баталов. Как позже установит следствие, именно он дал указание приструнить контингент верующих.

Все случилось после того, как в колонию приехала очередная проверка. Обходя помещения, в мечети, столичный проверяющий высоких ранга и чина, застал спящим одного из осужденных.

Выказывая свое недовольство нарушением режима начальнику зоны, в выражениях он не стеснялся и, даже пообещал, что без последствий произошедшее не останется. Это и взбесило Баталова, который сразу после отъезда высокой инспекции распорядился наказать виновных.

Вызвав к себе в кабинет заместителя по оперативной работе Адиля Егизекова, он потребовал передать так называемому "активу зоны" (уголовники и авторитеты, работающие на администрацию колонии), что с мусульманами надо разобраться "по понятиям".

В тот день "разбирательство" было жестоким. Уголовники безжалостно избили мусульман, переломав, кому руки, а кому ноги.

Но и этого Баталову оказалось мало. По его приказу избитых определили в один барак с больными туберкулезом, а начальнику санчасти запретили регистрировать потерпевших и вывозить в город для оказания медпомощи. Тем не менее, через несколько дней, им удалось найти возможность позвонить родственникам и сообщить о том, что с ними произошло. Новость мгновенно разлетелась по городу и попала в СМИ.

Именно из газет о произошедшем узнали Кайрат Ахметов и Тимур Рахметов. Тогда они и решили защитить своих братьев, которые находились за колючей проволокой.

Показательная акция привела к неожиданным последствиям

Именно Рахметов придумал, как показать, что на воле у заключенных мусульман есть серьезная поддержка. Для этого и было решено организовать взрыв у стен колонии.

Достать компоненты для взрывчатки удалось легко. Их раздобыли на ближайшем руднике и в доме одного из его сотрудников, где хранились мешки из под использованных для подрыва породы селитры и тротила. Хорошо с ними "поработав", фанатики получили достаточно взрывчатого вещества для изготовления взрывного устройства небольшой мощности.

Но взрывному делу террористы обучены не были, а потому, специалистов пришлось искать на стороне. Рахметову сделать это труда не составило и, вскоре, учитель химии и инженер по радиоэлектронике собирали адскую машинку.

Позже, на следствии, Баспанов и Умбетпаев признаются, что предполагали, что и для чего делают. Кстати, на изготовление бомбы у них ушло всего полтора часа.

"24 февраля мы приехали к колонии. Я вышел, подошел к забору, вставил в устройство взрыватель и поставил пакет, после чего сразу ушел. С собой у меня был пульт дистанционного управления. Нажал кнопку и произошел взрыв", — вспоминал на одном из допросов Тимур Рахметов.

Сразу после акции террористы затаились на съемной квартире. А уже через пару дней узнали, что, по подозрению в организации взрыва полицейские задержали совершенно не причастных к этому их единоверцев. Это известие очень разозлило членов банды: смысл акции был провален, а значит, надо было готовить что-то более серьезное.

Жажда мести криминалитету привела террористов к провалу

Пока фанатики подготавливали очередную террористическую выходку, стало известно, что на свободу вышел криминальный авторитет Нурбол Темиров, больше известный в своих кругах под кличкой "Аю". Он был одним из тех, кто принимал участие в расправе над радикалами в колонии.

Ахметов и Рахметов узнали об этом быстро и стали искать с ним встречи для разговора. И, вроде даже договорились. Но, в последний момент назначенное "рандеву" сорвалось.

В следующий раз фанатики вышли на след "Аю" через знакомого таксиста. Однако мужчина не спешил организовывать встречу. Долго уговаривать его экстремисты не стали, а просто пообещали, что, в случае отказа, убьют его, супругу и детей. Испуганный таксист согласился.

Как только криминальный авторитет вышел из дома, его окружили и усадили в машину. Но, разговор не заладился с первых минут. Улучив момент, он вытащил травматический пистолет и попытался выстрелить. На этот раз террористы оказались быстрее. Один из них выстрелил первым и "Аю" получил два ранения – в живот и в голову.

Не желая попасть в поле зрения полиции, террористы тут же сбежали с места преступления, а водитель такси отвез раненного в больницу. Правда, это ему не помогло. Спустя час, он скончался в реанимации.

Но, одной жертвы радикалам было мало: они собирались наказать всех уголовников, кто калечил их братьев в зоне. Поэтому постоянно выясняли, кто из них освободился. И, вскоре, наметили еще одну жертву.

Во время суда над фанатиками произошел неординарный случай. В качестве свидетеля в зал заседаний для дачи показаний пришел известный в городе криминальный воротила.

Выяснилось, что одним из тех, кто устроил жестокую расправу в исправительном учреждении, был его сын. Как только он оказался на свободе, его отца сразу предупредили об угрозе и неминуемой расправе.

Желая этого не допустить, авторитет нашел выход на террористов и попытался договориться с ними, предложив решить вопрос спокойно и без крови. Но, получил однозначный и жесткий ответ: "Нет, мы должны отомстить и так же переломать всем им руки и ноги. Все в руках Аллаха!".

На пути джихада они сдаваться не собирались

Участников убийства Нурбола Темирова в полиции установили быстро и всех объявили в розыск. Результат не заставил себя долго ждать. В ночь на 26 июля 2011 года Ахметова и Рахметова узнал кассир на автозаправочной станции и тут же сообщил в полицию.

Появление оперативников и спецназа застало террористов врасплох, да так, что они даже не успели достать оружие. А уже к утру полицейские знали, где скрываются двое их подельников.

Спецоперацию в одной из многоэтажек Актобе решили проводить ранним утром того же дня. Дом оцепили, а несколько сотрудников дежурили на лестничной клетке у двери. Как только один из них вышел, его скрутили, но, криком, 25-летний Михаил Калугер успел предупредить об опасности своего подельника и тот заперся внутри квартиры.

Сдаваться без боя Оразбаков не собирался. Мало того, стражи порядка точно знали, что в доме, помимо оружия, находится взрывное устройство.

Переговоры результатов не принесли. Загнанный в угол фанатик то и дело выкрикивал в окно, что, если его братьев не отпустят, то он взорвет дом.

Пока шла эвакуация, в штабе спецоперации приняли решение уничтожить радикала, потому как риск того, что он взорвет адскую машинку, был слишком велик. Меткий выстрел снайпера не оставил ему ни единого шанса.

Следующее столкновение полицейских с остатками группировки террористов произошло в дачном домике, недалеко от поселка Кызылжар, рядом с Актобе.

29 июля оперативник Управления по борьбе с экстремизмом и терроризмом ДВД Актюбинской области Рустем Кенжалин и еще трое полицейских собирались проверить информацию о взрывниках бандгруппы.

Приехавших по адресу стражей порядка на пороге дома встретила женщина и предложила Кенжалину пройти внутрь. Как только он вошел, раздались выстрелы, а следом – взрыв. Фанатик Марат Рымпаев расстрелял полицейского и подорвал себя. Вместе с ним в доме находился и еще один член банды Фазынгалиев. Взрывом его ранило, но, сдаваться и пускать к себе врачей не хотел. Через некоторое время он скончался от потери крови в том же доме.

Приговор был суров не для всех

После задержания оставшихся членов банды выяснилось, что она состояла почти из двух десятков человек. Всем им было предъявлено обвинение по статье "Терроризм".

Однако, в процессе расследования, многих из них, тех, кто не совершил особо-тяжких преступлений, за раскаяние и активное сотрудничество со следствием, перевели в разряд свидетелей. На скамье подсудимых оказались семеро самых активных участников террористической ячейки.

Пятеро из них, в зависимости от тяжести содеянного, были приговорены к срокам заключения от 4 до 12 лет. Самые длительные сроки назначили лидерам банды. Кайрата Ахметова отправили в места лишения свободы на 15, а Тимура Рахметова на 19 лет.

1659
Теги:
террор, террористы, заключенные, Актобе, Казахстан
Темы:
Как менялось "лицо" казахстанского терроризма (16)
По теме
Скрывавшегося за рубежом исполнителя теракта в Атырау привезли в Казахстан
Фильм о теракте в Актобе победил на кинофестивале в СНГ
Из Греции экстрадирован подозреваемый в терроризме казахстанец
Женщина и мужчина

Грузия, любовь и Карабах

74
(обновлено 13:54 01.10.2020)
Смешанных армяно-азербайджанских семей даже в Тбилиси немного - и каждая такая семья сегодня особенно переживает новую войну в Карабахе. С одной из таких семей дружит писательница Мариам Сараджишвили - в эти тревожные дни она решила узнать, как у них дела

Арзу снова посмотрела на часы. Уже десять, а ее Армена все нет и нет. Трехлетний Рашид по десятому кругу задавал вопрос:

- Когда папа придет?

Годовалая Гаянэ (Армен настоял именно на этом имени для дочки, хотя с точки зрения Арзу это было слишком старомодно) уже спала. Все домашние дела были переделаны, и надо было как-то уболтать сына лечь спать пораньше.

- Иди, мяним балам (азерб. "мой ребенок" - здесь и далее примеч. ред.), я тебе сказку расскажу.

Рашид подошел и пристроился рядом.

Арзу начала вспоминать, что же она рассказывала прошлый раз. У сына феноменальная память, и он не любит повторений.

Со двора донесся знакомый сигнал. Арзу выглянула из окна - наконец-то Армен приехал с работы. Но что-то поздно сегодня.

Через несколько минут муж уже заходил домой. Арзу, как и любая жена, с полувзгляда могла определить настроение отца семейства. На этот раз Армен был без преувеличения черного цвета.

- Что случилось?

Рашид подбежал и маленькой обезьянкой вскарабкался на почти двухметрового папу. Армен как-то судорожно стал целовать сына, а потом глухо обронил.

- Гагика убили. Там.

Арзу охнула. Это был ереванский племянник мужа, который несколько раз был у них дома. В этом году пошел на срочную службу. Армен еще показывал ей фотки с недавней присяги. И вот, в первый же день войны парня уже нет.

Арзу забрала малыша укладывать спать, сказав на ходу.

- Твой любимый "острый" на столе. Иди, отдохни, - потом подхватила сына на руки.

- Идем, Рашид, идем, джаным мяним (азерб. "душа моя"). Папа очень устал.

И на автопилоте стала рассказывать малышу сказку про ленивого Ахмеда. Мысли ее были далеко от содержания.

Выйти замуж за грузина и понравиться его родителям - история виртуального знакомства

Армяно-азербайджанский конфликт был у них дома табуированной темой. Слишком дорого пришлось заплатить обоим за их семейное счастье. Потому никогда не спорили на тему: "Чей Карабах", не швыряли друг в друга историческими датами и границами, не мерялись жертвами:

- А Сумгаит?

- А Ходжалы?

Хотя причин для возможной конфронтации хватало с лихвой. У Армена в Баку погибла семья родственников. У Арзу в Ходжалы убили двоюродную сестру.

Оба очень ценили ту гармонию, что имели, полное совпадение по всем вопросам и двух детей, на которых уходили все силы и строились надежды на будущее.

Но нельзя жить в обществе и быть свободным от него. Обходи - не обходи геополитику, а она достанет тебя даже тут, в Грузии, болью и горем.

Рашид заснул относительно быстро. И хорошо. Не стоит ребенку слышать о войне. Хотя кто-то, а точнее его же ровесники, сейчас не может заснуть от артобстрела, а кого-то забирают ангелы прямо сейчас туда, где нет ни границ, ни национальностей, а только мир и покой.

Призвание или семья - история тяжелого выбора гениального врача

Арзу накрыла сына одеялом и пошла на кухню, где, как всегда, царил образцовый порядок. Армен сидел над нетронутой тарелкой и смотрел воспаленными глазами в экран ноутбука, щелкал мышкой, выискивал новости с фронта.

Мельком взглянул на жену.

- Еще троих моих троюродных братьев призвали. Мобилизация. На похороны Гагика не смогу поехать. Границы закрыты.

Арзу обняла мужа и посмотрела на экран. В глаза бросился перечень потерь с двух сторон.

- Выключи, пожалуйста.

Армен не стал спорить и нажал на кнопку.

- Когда же это кончится?

Арзу думала примерно то же самое... Муж закурил, хотя это было против правил и запрещено из-за малышей. Но сейчас не стоило вспоминать о запретах. Нервы-то не железные.

- Знаешь, я вспомнил одну легенду, - начал Армен издалека, следя невидящим взглядом за сизыми кольцами дыма. - Не помню, где именно читал, но суть такая. Два народа воевали на протяжении многих лет. Прекращали и начинали снова. Причину не помню, вроде из-за земли, как всегда. Это и неважно.

В итоге все устали от этой войны, но никак не могли остановиться. Тогда старейшины решили обменять детей, совсем еще младенцев. Матери обоих народов дали клятву, что вырастят приемных, как своих. Обменяли всех, от сына царя до сына пастуха. Без исключений. И тогда война кончилась раз и навсегда. Никто не станет стрелять в своих детей.

Замуж за мигранта: история о любви со сложностями

Вот думаю, как это страшно отдать нашего Рашида кому-то и больше никогда не увидеть. Как он будет расти, каким станет, кого будет называть мамой и папой. А вместо него был бы у нас какой-то чужой ребенок.

- Чужих детей не бывает, - перебила его Арзу.

- Вот ты бы смогла поменять либо Гаянэ, либо Рашида? Я понимаю, что это дико звучит в двадцать первом веке.

- Война из-за геополитики звучит не менее глупо.

Арзу задумалась над вопросом. Дети дались ей очень тяжело. И сейчас сколько возни, пока их уложишь, какой рев устраивает Рашид из-за похода в детский сад, и сколько пришлось мучиться, чтоб отучить его от памперсов и соски. И сколько еще уйдет на них нервов в будущем, пока они вырастут.

И в любой момент эта выстраданная жизнь может быть оборвана одним выстрелом только потому, что политики, взрослые, вполне в себе уверенные мужики, никогда не вырастившие с пеленок ни одного ребенка самостоятельно, не могут найти соломоново решение, и им так легко принимать решение послать на смерть чужих детей.

Подумала и, тряхнув длинной копной волос, ответила: "Я бы отдала. Мир дороже наших привязанностей. И вырастила б чужого сына, как своего".

74
Теги:
семья, война, Грузия, Нагорный Карабах

Карабахское обострение: борьба заявлений и опровержений

128
Контрпропаганда на войне традиционно используется для деморализации противника - методом преувеличения его потерь и гипертрофированным изображением собственных успехов

И все же текущее вооруженное противостояние Азербайджана и Армении в Нагорном Карабахе в сентябре 2020 года отличается беспрецедентным количеством сообщений, за которыми почти сразу следует опровержение с другой стороны. Это затрудняет анализ ситуации международными наблюдателями, вызывает недоверие к любым официальным заявлениям Баку и Еревана.

Сомнительных цифр, фактов, непрозрачных эпизодов за дни боевых действий в сентябре накопилось великое множество. К примеру, по информации Минобороны Армении, было сбито 49 азербайджанских беспилотников, но опубликовано фото обломков лишь одного аппарата. В свою очередь, Минобороны Азербайджана сообщило об уничтожении 18 армянских БПЛА, а также 80 армянских танков и целого полка личного состава (около двух тысяч человек).

Карабахское обострение и "сирийский" опыт применения БПЛА

За минувшее десятилетие военно-политической турбулентности в зоне непризнанной НКР Армения и Азербайджан потеряли в боевой обстановке всего около 20 беспилотников. Для быстрого уничтожения армянского полка, позиции которого по фронту в обороне занимают не один километр, пожалуй, требуется оружие массового поражения. Впрочем, и Минобороны Армении сообщило о ликвидации 790 азербайджанских военнослужащих. Если это реальные потери, то при таких темпах двух армий до зимы не хватит. Напомню, по разным оценкам до мобилизации у Азербайджана было от 65 тысяч до 126 тысяч "штыков", в армиях Армении и непризнанного Нагорного Карабаха – до 65 тысяч действующих военнослужащих.

Истребитель F-16 против штурмовика Су-25

Минобороны Армении заявило, что 29 сентября истребитель F-16 турецких ВВС поднялся в воздух с азербайджанского аэродрома Гянджа и сбил армянский штурмовик Су-25 в районе Вардениса. Летчик - майор Валерий Данелин - погиб. Опубликованы фото обломков самолета, по которым сложно определить причину катастрофы. Армянское военное ведомство обещает предоставить более полные доказательства вовлеченности турецких сил в боевые действия. А пока Азербайджан и Турция информацию об авиаударе опровергли. В Баку отметили, что вообще не используют боевую авиацию.

По данным помощника президента АР Хикмета Гаджиева, два армянских Су-25 взорвались, врезавшись в гору. Такое случалось ранее в условиях плохой видимости - в Армении и в других странах. Самолет мог упасть и по причине технического износа и от случайного (дружественного) огня армянских средств ПВО. Если же армянский Су-25 сбит противником, чем специалисты Минобороны РА отследили полет турецкого истребителя F-16 и почему не нанесли ответный удар, хотя бы по аэродрому базирования Гянджа? Все это выглядит пока нестройно.

Совбез ООН сделал заявление по Нагорному Карабаху

На встрече с журналистами 30 сентября армянский премьер-министр Никол Пашинян уклонился от прямого ответа о возможности применения против Азербайджана (и F-16) истребителей Су-30СМ и ОТРК "Искандер".

Россия и большинство стран мирового сообщества призывают Баку и Ереван к немедленному прекращению огня. Президент РФ Владимир Путин 29 сентября в разговоре с армянским премьер-министром Николом Пашиняном выразил серьезную озабоченность боевыми действиями в зоне конфликта и акцентировал внимание на необходимости деэскалации. Разговор президента РФ Владимира Путина с азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым состоится при необходимости.

Политолог назвал конфликт в Нагорном Карабахе "войной на истощение"

128
Теги:
Азербайджан, Армения, Нагорный Карабах
Темы:
Обострение ситуации в Карабахе
Олжас Худайбергенов

Худайбергенов продал CSI Group международной консалтинговой компании

0
Компания будет переименована в TSC Global Kazakhstan и станет региональным офисом, который будет отвечать за реализацию проектов на постсоветском пространстве

НУР-СУЛТАН, 1 окт — Sputnik. Олжас Худайбергенов продал свою CSI Group (Центр стратегических инициатив) международной консалтинговой компании TSC Global.

"TSC Global выкупает у меня 100% доли в CSI Group, компания переименовывается в TSC Global Kazakhstan, и становится региональным офисом по СНГ", - сообщил Худайбергенов в своем Telegram-канале.

Агентство по стратегическому планированию должно иметь особый статус - Худайбергенов

Он станет старшим партнером в TSC Global Kazakhstan, как наемный сотрудник, также остается вся команда. Худайбергенов также войдет в состав совета директоров TSC Global.

По его словам, это первая за историю независимости страны сделка по продаже отечественной консалтинговой компании зарубежной структуре и трансформация ее в региональный офис.

Переговоры между TSC Global и CSI Group продолжались три месяца.

Бывший советник президента возглавил управляющий совет при Минэкономики

TSC Global - это международная консалтинговая компания, созданная в 1993 году, имеет опыт реализации проектов в 97 стран. Головной офис компании расположен в Сингапуре.

TSC Global Kazakhstan является региональным офисом, который будет отвечать за реализацию проектов в Казахстане и других странах на постсоветском пространстве.

 

0