Архивное фото иракских рабочих на нефтеперерабатывающем заводе

Решение ОПЕК+: в чем польза ценового "сговора"

84
(обновлено 14:00 14.12.2018)
Дмитрий Лекух
Нет, скорее всего, оно не приведет ни к нефти за 100 долларов, ни еще к какой резкой положительной волатильности, пишет колумнист РИА Новости. Просто потому, что перед странами-участницами ни ОПЕК, ни ОПЕК+ таких задач изначально не стояло

Ценовое плато в коридоре от 60 до 70 долларов за бочку Brent более или менее устраивает большинство стран-экспортеров, а самое главное — подходит двум системообразующим игрокам в лице Саудовской Аравии и Российской Федерации.

Ну и наконец, что совсем в текущих условиях немаловажно, более или менее устраивает этот "коридор" и главных оппонентов ОПЕК+ в лице Соединенных Штатов. Что бы там ни писал в своем твиттере неугомонный Трамп. Ибо коридор уравновешивает интересы как американских производителей нефти (ниже 50-55 долларов становится критичным для "сланцев"), так и потребителей.

И никто особо не видит смысла что-то кардинально менять.

Впрочем, давайте по порядку.

Как и ожидалось, страны, входящие в организацию ОПЕК+, которую уже сейчас называют "величайшим суперкартелем планеты", тяжело, но все-таки сумели договориться о сокращении квот на добычу нефти. А следовательно, и по "тренду цены" на следующий, 2019 год, который теперь легче поддается прогнозу.

Но сначала немного официальной информации.

Итак, организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) и не входящие в картель государства (ОПЕК+) договорились о сокращении добычи нефти с 2019 года на 1,2 миллиона баррелей в сутки. Первым об этом сообщил Bloomberg со ссылкой на участников встречи, что важно, судя по мгновенной реакции рынков. Нефтяной картель уберет с рынка 0,8 миллиона бочек, другие страны — участники сделки ОПЕК+ снизят добычу на 0,4 миллиона баррелей в сутки. Россия также будет снижать добычу, что естественно. Но не сразу, а постепенно: ОПЕК и ОПЕК+ приняли во внимание климатические особенности нашей огромной страны, на чем, собственно, и настаивало российское министерство энергетики.

"У нас всегда зимой особый период климатический, поэтому и раньше мы тоже говорили, что нам гораздо сложнее сокращать добычу, чем другим странам, исходя из наших геологических и климатических условий. Это особенности нашей отрасли нефтедобычи, это не новость", — объяснял коллегам еще 6 декабря Александр Новак, указывая на причины, по которым Россия настаивала на таком решении.

И, поскольку ОПЕК+, к счастью, имеет очень мало общего с какой-нибудь, например, ПАСЕ, Россия странами-участницами соглашения была, мягко говоря, услышана. При этом новый договор будет действовать в течение полугода с возможным пересмотром параметров в апреле 2019-го. И это также важно в первую очередь для Российской Федерации: очевидно, что если, к примеру, американские санкции против Ирана перестанут быть "бумажными" и заработают, то российским нефтяникам о любом снижении добычи лучше сразу забыть.

Ну, это все про будущее.

А пока, как мы уже отмечали выше, рынки среагировали мгновенно.

На сообщении Bloomberg, что называется "чернила не успели остыть", а бочка Brent на межконтинентальной бирже ICE с поставкой в марте подорожала к закрытию предыдущих торгов более чем на 4,7%. Пошел, что опять-таки неудивительно, вверх и российский рубль. На самом деле тут нет ничего неожиданного: большинство крупных биржевых игроков сходилось на том, что сокращение не будет превышать 0,8-1 миллиона бочек в сутки. Но его реальный размер внезапно оказался даже больше тех цифр, которые назывались накануне в ходе заседания мониторингового комитета ОПЕК+ и конференции ОПЕК. И как ни странно, был ближе к самым что ни на есть оптимистичным ожиданиям, которыми аналитики делились накануне министерского саммита ОПЕК+ в Вене. А ведь еще 6 декабря по итогам встречи организации члены картеля не смогли достичь конкретных договоренностей. Как следствие, нефтяные котировки в тот момент ушли вниз более чем на 5%.

Сейчас ситуация "выправилась", и весьма любопытно будет наблюдать в течение ближайшей пары недель, насколько длительным и динамичным окажется теперь уже "восходящий тренд".

Что тут особенно важно и почему за встречей ОПЕК+ в Вене так пристально следил весь мир, как "цивилизованный", так и тот, который, с точки зрения "цивилизованного мира", "не очень".

Ну, во-первых, и условному Западу, и условному Востоку сейчас, как никогда, важна предсказуемость хотя бы на рынках энергоносителей. И эту предсказуемость миру совещание в Вене, хотя и не без некоторых оговорок, но, так или иначе, дает. Но даже не это во всей истории главное. На самом деле в лице ОПЕК+ не только участники соглашения, но и весь мир получают модель инструмента глобального регулирования в стремительно хаотизирующихся рыночных процессах. Где даже в таком системообразующем товаре, как вполне реальная нефть, даже рыночные аналитики видят уже не столько энергоноситель, сколько спекулятивный инструмент финансовых рынков. Где даже сама добыча и транспортировка черного золота становится вторична по отношению к финансовым спекуляциям.

И именно весьма непростой переговорный процесс в Вене, сопровождающийся выработкой целой системы сложных компромиссов и пытающийся учесть самые разнообразные, иногда диаметрально противоположные интересы таких не симпатизирующих, мягко говоря, друг другу игроков, как Саудовская Аравия и Иран, оказывается для глобальной экономики куда более привлекательной альтернативой безумию, творящемуся на площадках биржевых спекуляций. Где, к примеру (для чистоты — из несколько иной области), абсолютно нормальным считается торговля таким товаром, как "бумажное золото". То есть, по сути, не чем иным, как листингом какой-нибудь Нью-Йоркской товарной биржи, не обеспеченным обязательством, бумажным сертификатом того, что вы, возможно, имеете право потребовать у контрагента "физическое золото". Но за то, получите вы его или нет, отвечает только выпустивший "золотой сертификат" эмитент. С которым всякое может случиться. И поэтому, конечно, "бумажное золото" по объемам торговли значительно превышает все золотые запасы вместе взятые. И это, повторимся, вполне законный, хоть и весьма шизофренический биржевой инструмент. Которым пользуются и торгуют без всякого зазрения совести.

И именно поэтому площадки типа ОПЕК+ внезапно становятся важны, в том числе и для отраслей, весьма далеких от торговли сырой нефтью. Они просто хотя бы немного регулируют взаимоотношения между реальным товаром и его добычей, транспортировкой и так далее. И бесчисленными "финансовыми производными". И дело тут даже не в том, что нефть — это энергия, а энергия в современном мире приблизительно как Александр Пушкин в русской литературе: наше, простите, все. А в том, что фьючерс, цена на который на межконтинентальной бирже ICE так подпрыгнула после информации из Вены, всем, конечно, хорош. Но автомобиль ты им не заправишь. А для того чтобы на конкретных заправках был конкретный бензин по понятной и предсказуемой цене, нужно не безумие квазирыночных спекуляций на биржах. А то, о чем очень трудно договаривались очень разные люди и страны на площадке ОПЕК+. Создавая тем самым, может и не специально, действующие модели планирования, действующие инструменты и для других отраслей глобальной экономики: потому что оказывается, что и такое возможно.

И тут нельзя, в общем, не сказать о роли России. Хотя бы потому, что все страны-участницы, и из ОПЕК, и из ОПЕК+, прямо и открыто признают, что без нее эта сделка была принципиально невозможна. И это уже не абстрактное умополагание, а грубый исторический факт.

84
Теги:
картель, цена, нефть, ОПЕК, Саудовская Аравия, Россия, США
Загрузка...

Орбита Sputnik