Мурат Мутурганов

Сына назвал в честь Майкла Джексона, второго назову в честь Чаплина знаменитый клоун

1398
(обновлено 17:32 08.08.2018)
Знаменитый казахстанский клоун Мурат Мутурганов дал Sputnik интервью к 4 августа – дню открытия первого в мире цирка, который появился более 240 лет назад в Лондоне

АСТАНА, 4 авг — Sputnik, Айсулу Жумагулова. Известная в Казахстане цирковая династия Мутургановых на протяжении нескольких десятилетий радует зрителей своим искусством. Один из ее представителей — Мурат Мутурганов — в эксклюзивном интервью Sputnik рассказал, почему зрителя стало сложнее заманить под купол цирка, и как взрослым понять своих детей.

Основатель династии — Карим Мутурганов — всегда мечтал выступать артистом, а, став взрослым, воплотил мечту в жизнь и стал клоуном. Мурат пошел по стопам отца и тоже выбрал цирк.

— Если ребенок растет в цирке, невозможно не полюбить это искусство — тяжелое, тонкое, необычное. В четыре года я уже знал, что хочу работать в цирке. Мне сейчас 34 года, из них 30 лет я провел на арене цирка. Как бы трудно ни было, не было ни дня, чтобы я пожалел о своем выборе.

- Чем вас манит цирковой мир, чем он так притягателен?

— К нам приходят зрители абсолютно любого возраста. Ребенок, наблюдая, как гимнаст выполняет опасные трюки, думает: "Ах, я вырасту и стану таким же сильным". Пожилые ностальгируют: "А я ведь тоже был таким молодым и ловким".

Во-вторых, наш мир искренний и настоящий. В кино есть дублеры, в театре артисты вживаются в какую-то роль. А мы такие, какие есть. Показываем на арене то, чему научились — если мы умеем жонглировать, то жонглируем.

Вместе с тем сегодня стало тяжелее пригласить зрителя посетить цирк. Дома можно включить телевизор и получить кино на целый день, есть интернет, гаджеты.

Я вспоминаю случай: в декабре мы каждый год проводим новогоднее шоу. Как-то раз к нам пришла мама с ребенком шести-семи лет. Она рассказала, что сына было невозможно оторвать от планшета, это был целый скандал. После начала шоу ребенок отложил гаджет в сторону и до самого конца не притронулся к нему. За это она нас и поблагодарила.

- А какие качества нужны, чтобы работать клоуном?

— В клоунаде есть разные направления. Нужно быть подвижным, ловким, смелым, не бояться зрителя, вести себя уверенно на арене. Конечно, нужно быть в форме, следить за диетой, чтобы не растолстеть.

Но самое главное — чувствовать ответственность перед зрителем. Какие бы ни были проблемы за кулисами, зритель не должен этого видеть. Я помню, как-то в детстве у меня была сильная температура, но стоило выйти на манеж, как забыл про свое недомогание.

Кстати, в цирке есть свои приметы. Нельзя переходить дорогу, если артист разминается за кулисами, нельзя сидеть спиной к арене, на барьере. Нельзя щелкать семечки — зрителей не будет.

- Самые запоминающиеся случаи в вашей карьере?

— Когда мне было семь лет, я находился с гастролями в Рязани, и молодая журналистка после интервью предложила показать мне город. Она перепутала время и привезла меня назад, когда второе представление, где я должен был выступать, уже началось.

Я разрыдался, потому что реклама обещала зрителям самого юного клоуна в мире из Казахстана, то есть меня. Хорошо, что папа вовремя поменял местами выступления, и я вышел к зрителям во втором отделении.

К сожалению, из-за гастролей я проводил в школе мало времени, занимался дома. Но я получил хорошую школу жизни — изучал английский язык, общаясь на гастролях, узнал географию во время поездок по странам.

- Расскажите о своей интернациональной семье.

— Я казах, а моя жена Алеся — русская. Но в душе мне кажется, что Алеся по менталитету больше казашка, чем я — она разбирается в традициях, знает казахский язык лучше меня. Умеет готовить вкусный бешбармак.

Родители никогда не давили на меня с вопросами женитьбы, я женился в 30 лет. Когда мы только встречались с Алесей, мама сказала: "Задумайся, мне кажется, такую девушку ты уже не встретишь". После ее слов я начал смотреть на Алесю совсем по-другому. Моя жена работала в сфере рекламы. Сейчас она проникается миром цирка, и вся административная, финансовая часть цирка лежит на ней.

У нас растет сын, ему три года. Я назвал его Майклом в честь Майкла Джексона, фанатом которого являюсь. Хочу, чтобы сын не сошел с пути, который начал мой папа, полюбил цирк и стал артистом.

 

 

Следующего ребенка, если это будет мальчик, очень хотел бы назвать в честь Чарли Чаплина.

- Вы по работе проводите много времени с детьми. Что бы вы посоветовали взрослым, которые хотят понять своих чад?

— У каждого родителя есть амбиции, кто-то хочет видеть ребенка музыкантом, а кто-то врачом. Все дети на нашей планете талантливы, самое главное — не давить, а распознать этот талант. Почаще проводить время с ребенком, общаться с ним.

В то же время нужно аккуратно контролировать, не давать слишком много свободы — сегодня есть интернет, который может увести ребенка не в ту компанию.

- Как вы восстанавливаетесь после выступлений?

— Я люблю сходить в кино с семьей, могу посмотреть сразу четыре фильма в день. Люблю соцсети: ставить лайки, читать комментарии. Да и просто поваляться на кровати, целый день ничего не делать, вкусно покушать.

- Работа в цирке как-то влияет на характер? Например, есть мнение, что юмористы в жизни очень серьезные люди.

— Наверное, речь идет о взрослых юмористах. Я так думаю, со временем люди устают, они же клоуны на арене, а не в жизни. Пока есть энергия, я всегда готов пошутить, но, думаю, лет через 20 тоже буду ходить серьезным и уставшим.

- Сейчас по всему миру цирки отказываются от работы с животными. Как вы к этому относитесь?

День рождения амурского тигра из России отметили в цирке Астаны
© Foto : Управление культуры, архивов и документации города Астаны
- Очень тонкий для меня вопрос, потому что дружу с большим количеством дрессировщиков. К сожалению, цирк без животных — не цирк, такой у нас менталитет. Мы как-то делали пробную программу без животных, и нас посетило 50% зрителей. С животными этот число достигло ста процентов.

В Казахстане, к сожалению, с животными работают через силу, через кнут. Я за то, чтобы приглашать, например, Запашных, которые дрессируют животных гуманно. Они знают, как правильно обращаться с животными — такие вещи передаются из поколения в поколение.

- Расскажите про ваш цирк-шапито, с которым вы сейчас выступаете в Астане.

— Мы очень долгое время гастролировали в Италии, где культура связана с передвижным цирком. Папа часто говорил, что было бы здорово организовать такое и в Казахстане. Наконец я нашел инвестора, который профинасировал нашу затею.

Мы купили у итальянской цирковой династии подержанный шатер. Цирк небольшой — на 300 мест, но моя задача сейчас — проехать по Казахстану и объединить артистов с разных городов.

Например, у нас есть гимнастка Даша, о которой я узнал из Instagram. Она тренировалась дома, и мы ее пригласили. Наш цирк — возможность дать дорогу молодым и поддержать тех, кого не принимают в государственных цирках. Там есть свои нюансы — штат переполнен, и молодым особо не дают дорогу.

- Вы работали с Цирком дю Солей, которые выступали на ЭКСПО в прошлом году. Какой опыт вы получили?

— Узнав о том, что к нам едет Цирк дю Солей, я все бросил и предложил свои услуги волонтера. Они взяли меня менеджером, я отвечал за то, чтобы зритель вовремя зашел, чтобы зал был чистым.

Провел с ними три месяца, подружился, получил колоссальный опыт. Они пригласили меня в качестве стажера, но я отказался, так как хочу развивать цирк в Казахстане.

1398
Загрузка...

Орбита Sputnik