Как Алексей Ягудин учил алматинских детей кататься

Когда у Казахстана появятся новые звезды фигурного катания интервью с тренером

525
(обновлено 17:03 12.11.2018)
Одна из известных алматинских тренеров по фигурному катанию Олеся Фомина рассказала о перспективах этого вида спорта в Казахстане после потери Дениса Тена

АЛМАТЫ, 12 ноя — Sputnik, Сергей Ким. С тренером Олесей Фоминой мы разговорились, случайно встретившись на ледовой арене в Алматы: тогда юным фигуристам давал мастер-класс сам Алексей Ягудин – олимпийский чемпион из России, друг казахстанского фигуриста Дениса Тена.

Ягудин приехал в Алматы, скорее, по зову сердца и во исполнение мечты своего друга: когда-то Денис очень хотел, чтобы его вид спорта стал визитной карточкой Казахстана во всем мире.

Пока олимпийский чемпион делился опытом с восхищенной "молодежью" четырех-семи лет, Олеся Богдановна без особого рвения рассказывала о нелегкой жизни тренера фигурного катания в Казахстане — говорить она хотела о спорте вообще, а, наткнувшись на не особо сведущего в спорте журналиста, вынуждена была отвечать на "бытовые" вопросы.

Выяснилось, мастер спорта международного класса и тренер Фомина совмещает работу в государственной спортивной школе и в своей частной. Во многом это вынужденная мера: иначе, по ее словам, может пострадать тренировочный процесс. Позже беседа вылилась в интервью: давно хотелось поговорить с кем-то из представителей видов спорта, не самых "медалеемких" в Казахстане.

Размер зарплаты, которую Фомина получает в специализированной детско-юношеской школе олимпийского резерва №18 им. К.Байбулова, собеседница попросила не упоминать — деньги в деле всей ее жизни не главное.

Но о других финансовых вопросах мы все-таки поговорили. Зачем родители ведут детей во вроде бы "неперспективный" в нашей стране вид спорта, почему еще несколько лет назад детям приходилось надевать ролики вместо коньков и когда фигурное катание начнет стабильно приносить медали, вы узнаете в этом интервью.

Льда на всех не хватит

- У нас есть летние виды спорта, вроде бокса, которые реально приносят медали. А есть зимние, где олимпийские медали, скорее, исключение из правил. Вы говорили, что долгие годы ваш вид спорта испытывал трудности. Не обидно, что фигурное катание не так востребовано государством?

— Не будем говорить о стране, потому что Алматы – это единственный город, где большинство детей занимаются платно, при том что во всех почти регионах дети занимаются бесплатно, а если за деньги, то абонемент там стоит 15 тысяч тенге. Потому что городские власти из местного бюджета дают дотации на аренду льда (катка — Sputnik), они заинтересованы в результате.

Мастер спорта международного класса и тренер Олеся Фомина
© Sputnik / Тимур Батыршин
Мастер спорта международного класса и тренер Олеся Фомина

В нашей государственной спортивной школе, где тренируют бесплатно шорт-треку, хоккею с мячом на льду, конькобежному спорту и фигурному катанию – там всего один каток. 

Тренеров много, детей много. А дети учатся в школе, и им в определенное, свободное время нужен лед. И это определенное время нужно сразу всем тренерам.

При этом клубы растут, детей с каждым годом все больше. Реальность такова, что тренеры вынуждены арендовать лед где-то еще. И только в Алматы такие высокие цены на аренду льда.

- С чем это связано?

— Если честно, я не могу сказать точно, почему. Об этом говорится уже, на моей памяти, лет семь подряд. Из Астаны проверки уже приезжали. В основном хоккеисты поднимают вопрос – письма пишут. Но за семь лет ничего не изменилось.

- Сколько стоит лед?

— Мы покупаем недорогой лед: 40 тысяч тенге в час.

- Не совсем понял: даже если ребенок учится в бесплатной государственной спортивной школе для одаренных детей, тренеры все равно вынуждены арендовать катки из-за нехватки одного на всех?

— Да. В спортивной школе несколько отделений зимних видов спорта, кстати, сейчас она комплексная, там не только зимние виды. В каждом отделении как минимум пять тренеров. У каждого тренера по две группы. Соответственно, и 24 часов в сутки на всех не хватит…

- Тренеры арендуют лед в частном порядке?

— Раньше было как: пришел на каток, договорился, заплатил. Когда открылись ледовые арены, все стало официально. Нам пришлось открывать ИП, открывать клуб, заключать с каждым родителем договоры об оплате: кассовый аппарат, безналичный расчет, договоры аренды… То есть мы сейчас как полноценное частное предприятие.

- То есть вы работаете в государственной спортивной школе, но при этом… Давайте резюмируем.

— Мы работаем в спортивной школе. Одаренные дети (из частных клубов – Sputnik) зачисляются туда и уже учатся бесплатно. Но они не могут там заниматься как положено, пять дней в неделю, потому что льда просто там "не хватает". Поэтому они вынуждены платить за аренду.

Мы закрываем счета (за аренду катков – Sputnik) в миллион тенге, иногда и больше в месяц. То есть если каток стоит 40 тысяч в час, чтобы дети заплатили по 2 тысячи тенге за лед, нужно как минимум 20 человек. Если на тренировку пришло пять человек, соответственно, они за этот час заплатят больше.

На роликах вместо коньков

- По идее, фигурное катание для Казахстана, с точки зрения больших достижений, не очень перспективный вид спорта, тем более мало-мальски добивающиеся результатов фигуристы наверняка будут иметь соблазн уехать совершенствоваться в другие страны. В чем резон для родителей отдавать детей в фигурное катание, платить дополнительно деньги при том, что конкретные цели не очевидны?

— На самом деле ребенка приводят в спорт не для того, чтобы он стал олимпийским чемпионом. Потому что занимающихся много, а медалей всего три. Приводят по разным причинам. У кого-то проблемы с ножками, у кого-то проблемы со спиной, у кого-то часто ребенок кашляет, кто-то хочет воспитать характер, потому что фигурное катание  — очень сложный вид спорта, включающий в себя много видов – и мы эти виды стараемся детям дать: у нас и акробатика, и гимнастика, и легкая атлетика, и хореография. Единственное, мы исключили плавание, потому что это дорого – бесплатных бассейнов нет, а платить еще и за бассейн — это слишком.

- Плавание входит в некий стандарт тренировочного процесса?

— Да, есть определенная программа, мы не изобретаем велосипед. Бассейн — это выносливость, у ребенка "разворачиваются" легкие, расслабляются мышцы спины. Есть комплекс упражнений, которые мы должны делать в воде – отягощения, развитие вестибулярного аппарата.

- Перед началом интервью вы рассказывали, что было время, когда льда не бывало вообще, и детей приходилось тренировать на роликовых коньках. Сколько лет назад это было?

— 2013-2014 годы… Тогда существовал Дворец спорта, но он был занят практически полностью хоккеем. Тогда была Mega и "Рамстор" (торговые центры — Sputnik). Поэтому мы катались в "Рамсторе", а так как нам программу было нужно раскатывать на большом катке, нужен был спортзал, а там зала не было, был момент, когда мы в "Рамсторе" занимались на льду, а в зал ездили в другой конец города. И мы приняли решение: для основной группы детей, выступающих на соревнованиях, купили специальные ролики, арендовали роликовый клуб и вечерами занимались там по два часа. Вообще, эти ролики специальные и считаются тренажерами.

- Как дело обстоит сейчас?

— Последние два года бюджет увеличивается и стало попроще. Раньше льда не было – вообще никакого. Еще года нет, как появился тот каток. Практически все спортивные объекты – те же катки, они частные, давно уже частные. И спортивные школы их арендуют. Проходит тендер и выявляется победитель. До этого выделялись деньги и мы катались на разных катках, выкупали часы. Но это были такие слезы – очень мало времени было. Но, несмотря на свои трудности, Алматы соревнования казахстанские все равно выигрывает. Родители, бывает, задают вопрос – а почему в Актобе бесплатно, а у нас платно? В том же Актобе родители платят какие-то смешные деньги.

- Каких условий вы хотели бы?

— На самом деле нас волнует только тот момент, что ладно, построили катки, на каждом катке образовался маленький клуб фигурного катания, хоккея и так далее. Хотелось бы, чтобы у дирекции спортивных сооружений (управляющая спортобъектами, в том числе Almaty Arena и Halyk Arena, организация – Sputnik) появился какой-то интерес. Чтобы они выделяли какие-то возможности для одаренных детей, которые растут на этой арене. Хотя бы два часа в неделю бесплатных, чтобы могли потом сказать: "Это мы их вырастили здесь".

Спортивные горизонты

- Основной ваш заработок  это частная школа?

— Да.

- Есть тренеры, которые работают только в частных школах?

— Конечно.

- Насколько велика конкуренция между тренерами в Казахстане?

— Большая конкуренция. Детей становится больше. В Шымкенте весной проходили республиканские соревнования. И в разряде "Юный фигурист" было 140 человек. Это дети до шести лет. И с каждым годом все больше детей. Если раньше на соревнования везли всех, кто просто катается, сейчас отбираются лучшие.

- Из-за чего растет интерес родителей и их детей, как думаете?

— Честно говоря, много кумиров среди российских спортсменов.

"Хотим, как Туктамышева или Загитова", — говорят дети, – "Хочу научиться прыгать, как она". У детей огромный интерес, они с интересом сюда приходят. Если раньше мы заставляли, родители насильно приводили, чтобы заманить ребенка в зал на общую физическую подготовку… это было невозможно — "не хочу приседать, мне больно!" и так далее. Теперь по-другому".

- Бывает, что родители, удовлетворяя личные амбиции, приводят ребенка и говорят: "Сделайте из него чемпиона", а ребенку этого вообще не надо?

— Опыт у нас достаточно большой, ежемесячно мы проводим тесты специальные. И каждый раз, когда принимаем ребенка, по лицу родителей видим, кому что надо. И, соответственно, подход к каждому ребенку свой. Если папа или мама пытаются удовлетворить только свои амбиции, мы стараемся заинтересовать и ребенка так, чтобы он включился в работу.

- Были ли случаи, когда человек показывал результаты абсолютно неожиданно?

— Обычно все прогнозируемо. Но самый удивительный случай был с мальчиком, который пришел в 12 лет, он был достаточно полный. Его родители много ездили по Казахстану из-за работы, возможности заниматься фигурным катанием не было. И тут они приехали в Алматы, осели, а жили возле торгового центра с катком. И он им сказал, что пойдет на каток. Начал заниматься у нас. Тогда моей дочке было 12, и я хотела их поставить в пару. Она уже каталась хорошо, был первый разряд. И она его все-таки "выкатала" в паре. Но у него было огромное желание. И это желание раскрыло в нем талант. Когда мы в первый раз вывели его на соревнования, все улыбались – зачем мы его привели, он же ничего не может, пусть сидит в "группе здоровья". Но когда через год он начал прыгать двойные прыжки, все сразу захотели его забрать к себе.

Сейчас он тренируется в Германии у Шульца (Виталия – Sputnik) в танцах. Мы всегда его ставим в пример, потому что такой силы воли не видели. Кстати, в Казахстане он занимал призовые места.

- Получается, частный спортивный клуб, в котором работаете наряду с государственной школой, основали вы сами?

— Да, я с партнером. Это было трудное время – покупали зеркала в залы, тренажеры. Вынужденно превратились в бизнес-вумен, приобрели профессию спортивных менеджеров. В первые месяцы к нам ходили по пять человек. Приходилось платить за аренду льда из своих зарплат в государственной школе.

- Сколько всего лет вы занимаетесь тренерской деятельностью?

— С 2002 года.

- Как вы думаете, когда у Казахстана вновь появятся олимпийские медали в фигурном катании с теми тенденциями, которые мы наблюдаем сейчас?

— Я думаю, что через лет пять точно. Это если брать в расчет тех детей, которые сейчас в юношеских разрядах. Вполне может быть.

- Какой тренировочный режим у юных фигуристов?

— Пять дней в неделю, лед каждый день, плюс спортзал с хореографией, либо общей физической подготовкой и прочим попеременно.

- Стоит ли родителям, которые не грезят большими результатами в спорте, отдавать детей в фигурное катание, если нагрузки так велики?

— Конечно, стоит. Прежде всего, это здоровье. Во-вторых, это воспитывает очень сильный характер. Потому что через "не могу" ребенок учится выполнять то, что нужно. И хотя многие родители приводят детей, проходит какое-то время, они говорят: "Мы не видим результата, наверное, мы не будем ходить". Вместо того, чтобы поддержать ребенка, дать ему возможность себя проявить.

Потому что ребенок проявляется по-разному. Кто-то в четыре года катается — "вау!", а в 10 лет никак. А кто-то до 16 лет бревно-бревном, извините за выражение, а после начинает раскрываться. У каждого человека есть что-то свое. И что в ребенке воспитывается: "Не надо доделывать, пойдем в другое место, где полегче!" — и в жизни этот ребенок вряд ли чего-то добьется при современном ритме, в любой профессии.

525
Теги:
фигурист, фигурное катание, спорт, Олеся Фомина, Казахстан
Загрузка...

Орбита Sputnik