Стресс, отчаяние

ДТП возле ночного клуба в Петропавловске: отец подсудимого рассказал свою версию

4665
(обновлено 12:00 14.01.2019)
Когда случается какое-то громкое ЧП - особенно в небольшом городе, не избалованном новостями - люди буквально начинают жить этим событием, непременно высказывая свое "экспертное" безапелляционное мнение

ПЕТРОПАВЛОВСК, 11 янв — Sputnik, Елена Бережная. Отец Ильи Старухина, который в сентябре этого года сбил двух девушек (одна из которых скончалась в больнице) и суд над которым идет сейчас в Петропавловском городском суде, дал эксклюзивное интервью агентству Sputnik Казахстан, рассказав свою версию случившегося, и о травле, развернувшейся против их семьи после трагедии.

В случае с ДТП возле развлекательного комплекса "Ударник" в центре Петропавловска, случившегося в ночь на 15 сентября прошлого года, произошло именно так. В адрес молодого водителя и его семьи льется поток проклятий, обвинений, требований жестокой расплаты.

Мы решили дать слово второй стороне, и, так как пообщаться с самим Ильей у нас возможности нет (он находится под стражей), то поговорили с его отцом – Вячеславом Старухиным.

Что случилось?

Напомним, Lexus сбил двух девушек, выбежавших на проезжую часть возле развлекательного комплекса "Ударник" в центре Петропавловска в ночь на 15 сентября.

На данном участке, где расположены несколько увеселительных заведений и школа, стоят ограничители скорости до 10 километров в час. Из выводов эксперта же следует, что скорость движения автомобиля на момент начала торможения составляла 45,4 километра в час.

Вначале в социальных сетях распространилась информация, что за рулем Lexus был 29-летний житель Петропавловска, бывший госслужащий. Однако потом появились сведения, что тот дал показания и заявил, что за рулем иномарки сидел не он, а другой человек — сын одного из местных предпринимателей, занимающегося дорожным строительством, Илья Старухин.

Как выяснилось еще позже, Старухин в тот же день, 15 сентября, через два часа после аварии, перешел границу с Россией пешком. В следственный изолятор он был водворен только 15 ноября.

Пострадавших девушек доставили в больницы города.

Ксения Овсянникова была госпитализирована в областную больницу с ушибом головного мозга, переломами ребер, ушибами внутренних органов. После операции 25-летняя Ксения находилась в реанимации в коме. Через 11 дней девушка умерла в больнице, не приходя в сознание. У Ксении осталась двухлетняя дочь.

Вторая девушка — 22-летняя Татьяна Балабан — с сочетанной травмой находилась в отделении травматологии 3-й городской больницы в ушибами мозга, а также различными переломами. Данные повреждения повлекли вред здоровью средней тяжести.

В суде Татьяна Балабан заявила, что примирилась с Ильей Старухиным, так как ей был полностью возмещен моральный и материальный вред, и попросила прекратить уголовное дело в отношении Старухина по ее эпизоду. Ходатайство Балабан было удовлетворено.

Мера пресечения в отношении подсудимого оставлена прежней. Старухина продолжают судить за смертельный наезд и оставление места ДТП.

Обыкновенная семья

"Илья с 12 лет начал увлекаться машинами, буквально бредил ими, — начал наш разговор Вячеслав Старухин. — Он их разбирал, собирал, покупал – продавал. Илья начал дорогами заниматься, а хобби было – машины. Он мог любую машину буквально с нуля собрать, разобрать, что-то поменять, и она становилась хорошим автомобилем. Ту машину, на которой и случилось то ДТП, которую называют "крутой Лексус", он взял на продажу, чтобы для семьи подзаработать что-то, это не его машина, он еще и должен за нее остался".

Отметим, что в Петропавловске активно обсуждается, что семья Старухиных – очень богатая, и что отец подсудимого – крупный бизнесмен – уже "всех купил".

"Со всех углов кричат – деньги, отмажутся, откупятся… Приписывают, что шесть коттеджей у нас, десятки машин. Да, у меня хороший дом, который я своими руками построил на месте дома, где родился, где мои предки еще жили. Никаких бешеных денег мне с неба не падает, мы своим трудом всего добиваемся… Откуда такие слухи пошли? Крутая машина и то не его была. У нас обыкновенная семья. Мы такие, как все", — говорит Вячеслав Старухин.

Он рассказал агентству, что еще в советское время закончил железнодорожный техникум, там же познакомился с будущей женой. Потом поработал в мехколонне монтажником, в армию пошел, служил в Карабахе, Таджикистане, участвовал в ликвидации последствий землетрясения в Ленинакане в декабре 1988 года, людей вытаскивали из-под завалов… Вернулся из армии, женился, пошел на железную дорогу работать. В итоге открыл собственную фирму по ремонту дорог.

У Старухиных двое детей – Илья и дочь, которая еще учится в школе.

"В той аварии и наша жизнь разрушена"

"Илья – очень спокойный и хороший парень, интеллигент – бабушка воспитала его, это не наглый мажор, образ которого ему создали в соцсетях, — продолжает Вячеслав Старухин. — Он не курит, не пьет, мата я от него не слышал ни разу… Я передачку приношу ему в СИЗО, а мне говорят: "Что тут ваш сын делает, нельзя ему здесь, не выживет он здесь"… Представляете, каково это отцу слышать, зная, что ему такой срок грозит".

Вячеслав с горечью говорит, что в той аварии разрушена и жизнь их семьи.

"У нас были очень близкие доверительные отношения с сыном, сейчас нашего ребенка нет рядом, его судьба сломана. Это страшный удар…", — признается Старухин.

- Понятно, что такое может случится с любым водителем – от ДТП, даже с гибелью человека, не застрахован никто… Но почему Илья сбежал с места аварии?

"Я понимаю, что любые объяснения будут восприняты в штыки… — отвечает Вячеслав Старухин. — Но понимаете — после аварии Илья был просто в шоке, он не знал, что делать, и ему – находящемся в состоянии аффекта, в глубоком шоковом состоянии – друзья подсказали, что нужно сейчас уехать, а потом, мол, разберемся. Он мне говорил, что даже не помнит, что и как после все было – настолько сильный стресс у него был. И он, не понимая, что делает, сбежал… Да, совершил ошибку, не нужно этого было делать…".

"Может, мне не поверит сейчас никто, но мы с женой сами не знали, где он находится, жив ли вообще, что с ним, — вспоминает отец подсудимого. — Что мы пережили – и врагу не пожелаешь… Жить в таком неведении – страшно. В итоге Илья сам решил сдаться полиции с повинной, сам вернулся в Петропавловск. Он мог бы этого не делать, но не смог уже жить с таким грузом – решил, что пусть судят, как уже суд решит, так и будет. Больно это – видеть своего ребенка в наручниках, за решеткой! Страшно и больно! Жена вообще в плохом состоянии, слезы постоянные…".

"Мы еще раз просим прощения!"

"Нас сделали монстрами – не раскаялись, не просили прощения даже у семьи погибшей Ксении… — говорит Старухин. — Ну зачем так? Я сам потихоньку ходил к ней в больницу, когда она в коме лежала, что нужно было – покупал, привозил… И это не для того, чтобы откупиться, как сейчас все говорят и пишут. Это от чистого сердца все. Это боль моя! Это беда наша…".

В разговоре с корреспондентом Sputnik Казахстан Вячеслав Старухин отмечает, что хотел вторую пострадавшую девушку, у которой был перелом ноги, отвезти в Курган, в клинику Илизарова, но петропавловские врачи сказали, что этого не требуется, и здесь девушка получает необходимое лечение.

"Мы изначально хотели оплатить похороны Ксении, деньги привез, отдал – без каких-либо расписок, что это в счет погашения ущерба или еще чего-то, просто помочь чтобы… Но почему-то сестры восприняли это агрессивно, как подачку, вернули деньги, и тут же выставили материальный иск, — говорит отец подсудимого. — Они говорят, что мы не извинялись. Но это же неправда! В первые же дни после аварии моя жена им звонила, рыдала, просила прощения за то, что так произошло… Потом второй, третий раз, но в ответ – "будете с адвокатом говорить"… Но это же не преднамеренное убийство! Никто никого не хотел убивать… Мы уже извинялись и еще раз просим прощения!".

Старухин отмечает, что сейчас льется грязь не только на его семью, но и на папу маленькой дочери Ксении.

"Кто только что не говорит… И алкаш он, и нажиться решил на смерти бывшей жены и мол девочке ничего не достанется… Но я же изначально поехал туда, посмотрел, что это за люди, что за семья. Нормальная, адекватная семья, — говорит Старухин. – И дочка в ту ночь была с отцом, и до этого она с ним постоянно оставалась. Зачем говорить, что он дочь у себя держит, чтобы деньги получить… Да, у них были проблемы – заняли деньги под проценты, у них хотели забрать дом. Я помог им решить проблему, спасенный дом переписали на дочку Ксении. Ведь именно маленькая Регина потерпевшая, перед ней мы виноваты".

Не судите…

"Поймите, что никто из нас не застрахован не от чего. И ваш сын или вы сами можете оказаться в такой ситуации – любой водитель… От сумы да от тюрьмы не зарекаются! И на вас так же набросятся, будут жаждать крови и мяса. Не спешите судить", — отмечает Вячеслав Старухин.

Он признается, что сейчас на его семью идет настоящая травля.

"Мы вину с себя не снимаем, мы будем помогать дочери Ксении – до совершеннолетия ее "опекать" будем, помогать… Кому станет легче, если Илья сядет надолго? Жаждущим крови, которые посмакуют эту всю ситуацию и забудут? Его накажут в любом случае!".

Отец подсудимого заключил, что жизнь Ильи уже сломана – его гложет чувство вины, он похудел больше чем на 20 килограммов.

"Он себя на всю жизнь наказал… Но зачем наказывать его сына, который тоже без отца будет расти, его жену, его мать… Зачем искать беспощадного и жестокого убийцу в человеке, который стал им случайно, не намеренно, пусть по своей глупости, но не специально…".

4665
Теги:
вина, ночной клуб, дочь, ущерб, СИЗО, пострадавшие, водитель, травма, ДТП, суд, Петропавловск
Загрузка...

Орбита Sputnik