Девушка плачет

Генпрокурор РК: жертвы бытового насилия стали более уязвимы

600
(обновлено 11:37 21.07.2017)
Несовершенство Уголовного кодекса привело к неэффективному раскрытию преступлений в области семейно-бытового насилия.

АСТАНА, 18 ноя – Sputnik. Жертвы бытового насилия  Казахстане стали более уязвимы с введением нового Уголовного кодекса, заявил генеральный прокурор РК Жакип Асанов.

Выступая на парламентских слушания в пятницу, он перечислил преимущества и недостатки существующих уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного кодексов РК. Среди одного из минусов прокурор отметил законодательство в области семейно-бытового насилия.

"Мы хотели сделать лучше. Побои из Кодекса административных правонарушений (КоАП) перевели в Уголовный кодекс. Думали, ужесточим наказание. Но жертвы насилия стали более уязвимы. Почему? Потому что все бремя доказывания переложили на жертву", — сказал Асанов на парламентских слушаниях в пятницу.

Он отметил, что такие дела стали относиться к частному обвинению, поэтому полиция по закону самоустранилась. 

"То есть жертва должна сама найти свидетелей, соседей, отобрать объяснения и, более того, в суде доказывать насилие над собой", — добавил Асанов.

Если в 2014 году, то есть до введения нового Уголовного кодекса, были наказаны шесть тысяч семейных дебоширов, то в 2015 году — в десять раз меньше. 

"Это большой минус нашего Уголовного кодекса, и мы признаем это. Раньше агрессора по КоАП сразу закрывали на 15 суток, и у него было достаточно времени, чтобы подумать о своем поведении", — отметил Асанов. 

Среди другого минуса нового законодательства он назвал доказательство совершения преступления. Еще одним недостатком, по мнению Асанова, является большое количество жалоб на следствие как до появления новых кодексов, так и в настоящее время. Ежегодно количество жалоб насчитывает более 100 тысяч в год.

"Адвокатам дали право собирать материалы, экспертизы проводить, опрашивать, все это должно было приобщаться к делам, но следователи отказываются их принимать, и адвокаты вынуждены идти к судьям, и вот такая волокита у нас получается. Потому что все это неточно отражено в УПК", — заявил он.

"Ввели разумные сроки следствия, ожидали ускорения процесса, а что имеем? В 2015 году свыше установленных сроков расследовано в 1,5 раза больше, чем при старом УПК. То есть оперативного следствия мы не получили", — продолжил глава надзорного ведомства.

Также, по словам Асанова, нет четкой грани между уголовными и гражданскими правоотношениями. 

"Каждое третье дело по мошенничеству оказалось  гражданским спором, то есть уголовные дела — как дубина по выбиванию долгов. Надо отделить хозяйственные споры от криминала", — сказал он. 

Асанов проинформировал, что уголовные штрафы были включены в санкции всех преступлений небольшой и средней тяжести, но они "не заработали". 

"Во всем мире штраф – самое действенное наказание.  (…) Однако, как и шесть лет назад, их применяют к менее 5% осужденным", — сказал Асанов. 

Также Уголовно-процессуальный кодекс не снял извечный вопрос о полномочиях следователя и прокурора, заключил генпрокурор.

600
Загрузка...