Бари Алибасов в своей квартире

Самое великое место на планете Бари Алибасов о крохотном казахстанском городке

657
(обновлено 09:53 16.10.2018)
Лев Рыжков
Бывают люди, которые всю жизнь живут на одном месте и ничего, кроме маршрута дом – работа – дача, не знают

АСТАНА, 14 окт — Sputnik. Отдыхать такие, если выберутся, ездят в основном за границу, потому что дома, мол, скучно. А есть другие люди – наделенные острейшим любопытством к окружающему миру. Появится такой на свет в маленьком городке – и все ему там интересно. Со всеми познакомится, все изучит. Потом переберется в город побольше, и там его любопытство разгорается с новой силой.

Музыкант, композитор и продюсер Бари Алибасов – как раз из таких. Он родился в крохотном городке Чарск в Восточно-Казахстанской области, перебрался в Усть-Каменогорск, стал артистом и объездил весь Казахстан. Побывал практически везде, знает каждый город и поселок. "Не был разве только на Байконуре", — признается Бари Каримович. Он прожил на родине первые тридцать лет своей жизни, потом отправился покорять другие горизонты. Но и тогда родной Казахстан не забывал.

Корреспондент Sputnik поговорил с Бари Алибасовым о трех самых главных для него городах Казахстана.

Чарск: утраченное детство

- Давно ли вы были в вашем родном городе Чарск?

— Для меня Чарск – самое великое место на планете Земля. Хотя на самом деле это — небольшой железнодорожный поселок. Лет пять назад, во время очередной поездки по Казахстану, я напросился, чтобы меня повезли на легковой машине в Чарск. Приехал и увидел, что ничего там не изменилось! Все осталось, как было. Конечно, город обветшал, стал еще древнее. Стал выглядеть совершенно забытым. И понятно, почему! Ведь кроме железнодорожного узла там ничего нет. Там ничего не растет. Степь да степь кругом! И барханы.

- Поностальгировали?

— Нет. Я вдруг почувствовал, что этот городок перестал мне быть близким. Тот дом, где я родился, снесли. С домом, где я вырос, ничего не произошло, но он перестал быть моим родным. Хотя я сам строил этот дом с отцом! Но он перестал быть мне близким, потому что там живут другие люди. Я даже постеснялся пойти спросить – как тут вы живете?

- Вы давали там концерты?

— Да. Однажды с группой "На-На" я поехал туда, и мы прямо на площади дали концерт. Побывали с ребятами в доме, где я родился. Тогда это все мне еще было близко. А теперь как-то ушло это состояние, потому что там вообще другие люди живут. Все друзья, одноклассники, соседи – все уехали. Теперь там живут чужие люди. И как только они заселили город – он перестал быть своим.

- Там есть какая-нибудь мемориальная доска в вашу честь?

— Да, в школе есть мемориальная доска: "Здесь учился Бари Алибасов". Приятно, конечно. Я регулярно помогал своей школе. Но в последние три-четыре года наши контакты, к сожалению, как-то утратились. Там уже живут другие люди. Город наполнился людьми незнакомыми, для меня неизвестными. Но это – естественно. Так бывает.

Алматы: открытие Розы и сломанный нос

- Какой город Казахстана произвел на вас в юности самое яркое впечатление?

— Алма-Ата. Когда-то, сорок с лишним лет назад, мы с группой "Интеграл" приехали туда на гастроли, которые стали знаковыми. Было это, по-моему, в 1974 году. Для всей нашей группы, конечно, тоже было очень важно произвести впечатление на алматинцев.

Из Усть-Каменогорска в Алма-Ату мы приехали на собственном автобусе. На самом деле этот "Икарус" принадлежал Дворцу культуры, в котором мы работали. Но он был невероятно комфортабельным, совершенно эффектным для тогдашних дорог. А это были времена, когда, по-моему, еще не появились "лады". И наш "Икарус" выглядел как инопланетный корабль. Вот на этом автобусе мы и въехали в Алма-Ату.

- Вы там были в первый раз?

- Да. Мы в первый раз оказались в столице! И надо сказать, что впечатление мы произвели. После нашего выступления во Дворце спорта у зрителей был настоящий шок. У нас прошло несколько концертов, зал был переполнен. В Алма-Ате у нас впервые появилась возможность сыграть настоящий рок перед тысячами зрителей. В общем, мы произвели фурор. Но случилась еще одна – совершенно непредвиденная – ситуация.

Вместе с нами ехала девочка из нашего же восточного Казахстана, из Абаевского района. Совершенно юная, молоденькая. Я раньше не слышал, как она поет. Нас просто попросили, чтобы мы как-то курировали эту девочку. И вот эта девочка — маленькая-маленькая — вышла на сцену. И как запела! Какой у нее был голосина! Дворец спорта просто зашатался. Это была Роза Рымбаева.

- Есть ли у вас в Алматы какие-то любимые места?

— Ну конечно! Я там часто бывал. У меня в Алма-Ате жила родная тетя – тетя Зина. А на главной улице Ленина (или, может, это был проспект) я всегда останавливался у друзей. Конечно, моим любимым местом был Зеленый базар. Я очень любил его за то, что там продавали крупные, просто гигантские семечки.

- А самое сильное впечатление?

— Как машины моют улицы. Это было очень необычное зрелище для меня, потому что в Усть-Каменогорске ничего подобного не было. Никто никакие улицы никогда не мыл!

Мы так сблизились с Алма-Атой, что у меня в "Интеграле" появились сразу несколько музыкантов оттуда. Это был, конечно, Саша Стефаненко и его жена Оля Окшина. Собственно говоря, это был один из самых музыкально ярких периодов в моей жизни. Потому что Сашка Стефаненко – уникальный музыкант, бас-гитарист, гитарист, автор песен. У него великолепный, очень выразительный, очень индивидуальный голос.

Для нас Алма-Ата всегда была неким вожделенным, почти космическим, объектом – поскольку добраться до нее было сложно. Ведь мы начали ездить туда еще в ту пору, когда туда не летали самолеты. Мы ездили поездом. Почти двое суток от станции Чарская, где я родился и жил. В общем, это было, конечно, время, когда я открывал для себя огромный, гигантский мир. Мир, который я не только не видел, но и представить не мог.

- Вы всегда были там королем, приехавшим на эксклюзивном "икарусе", или случалось помыкаться?

— Однажды в Алма-Ате мы помогали таскать с базара мешки, за яблоки. Мы возили с рынка тележки. Потому что все в то время покупалось мешками – картошка, капуста, все. Так я подрабатывал. Иногда платили по 50 копеек.

Или вот нос у меня сломан – это тоже случилось в Алма-Ате. Потому что я подрался с двумя кавказцами. Когда я был на гастролях, два наглеца подошли к нашей солистке и начали к ней приставать. Я увидел эту картину, подхожу, говорю: "Ребята, что вы хотите?". И один из них, не разговаривая, просто так мне в пятак въехал, прямо в нос. И до сих пор он у меня свернут.

- Алматы вам ближе старый или новый?

— Я не был в Алма-Ате уже много лет. Даже не представляю, как она выглядит сейчас. Я привык к прежней Алма-Ате. Со сталинскими домами, которые были, как правило, покрашены в желто-белый цвет. Это был город моих друзей.

Астана: город послезавтрашнего дня

-А с Астаной насколько давно вы знакомы?

— Давно, и очень хорошо, потому что гастролировать я начал еще с тех пор, как Астана была Целиноградом. Много раз я приезжал туда с "Интегралом". Трудно поверить, но это был обычный провинциальный город с единственной гостиницей в центре напротив здания обкома партии.

- Был ли Целиноград уютен?

— Целиноград был трудно переносим. Там протекает река Ишим. Она была вся заболоченная, эта река. С одной стороны – город, с другой стороны – болото. И комаров было столько, что возникало ощущение, будто я – просто кусок мяса, и все комары слетаются на меня. Просто тучами. Отбиться от них было невозможно. И для меня тогдашний Целиноград так и остался городом комаров и какой-то непереносимой жары.

- И вообще ничего хорошего?

— Там был хороший Дворец спорта. Он назывался, по-моему, "Целинник".

И когда вдруг Нурсултан Абишевич Назарбаев перенес столицу из Алма-Аты в Целиноград, я подумал, что это – экстравагантное решение. Старый, захолустный, убитый комарами город на болоте. Что там может быть столичного? Тогда группа "На-На" поехала в большой тур по стране, продвигая в массы идею новой столицы. Мы проехали по всему Казахстану. Тур назывался "На-На" — Астана". Только-только появилось новое название. Столицу все еще по инерции называли Целиноградом.

- А вы, получается, первыми прославили Астану?

— Конечно! Мы проехали от Джамбула до Семипалатинска. И кто мог тогда представить, что на этой земле возникнет космический город не только завтрашнего, но даже послезавтрашнего дня?! Город будущего! Причем новый город начали строить как раз там, где было болото. И уже через полтора года мы снова приехали на гастроли. Эту болотистую местность было уже не узнать. Появились первые небоскребы. Комаров как будто там никогда и не было. Воздух свежий.

И так мы сдружились – "На-На" и Астана. Мы регулярно, каждый год, прилетали в и видели, какие удивительные, фантастические, сказочные изменения происходят в городе. Год нас не было. Приезжаем и видим – появились новые кварталы, небоскребы, магазины, театры! Гостиницы, в которых необычайно комфортно. Я был, конечно, ошеломлен.

657
Теги:
город, Бари Алибасов, Казахстан
Загрузка...