Блокадница Ирина Седельникова

Хлеб дороже золота: казахстанка вспоминает о трагедии блокадного Ленинграда

544
(обновлено 17:30 28.01.2019)
Мороз зимой доходил до 40 градусов, в домах не было отопления, света и воды. За водой истощенные люди ходили на Неву, падая и умирая по дороге

ПЕТРОПАВЛОВСК, 27 янв — Sputnik, Елена Бережная. Жительница Петропавловска Ирина Васильевна Седельникова, пережившая блокаду Ленинграда, признается, что самое яркое ее воспоминание о тех днях – голод, а одна из самых больших ценностей, по ее твердому убеждению – кусок хлеба.

Жители блокадного Ленинграда на Невском проспекте, 1942 год
Государственный музей истории Ленинграда
Жители блокадного Ленинграда на Невском проспекте, 1942 год
Ирина Васильевна стала участницей встречи в Доме дружбы, посвященной 75-летию окончательного снятия блокады Ленинграда, на которой присутствовали представители посольства Российской Федерации в Республике Казахстан.

"Когда началась война, мне было пять лет, моему брату — три с половиной года. Отец в первый же день ушел на фронт, он оборонял город. В августе нас попытались эвакуировать, посадили в поезд, но фронт подошел слишком близко, пришлось возвращаться обратно", — вспоминает блокадница.

Она рассказывает, как мама по ночам бегала спасать дом от "зажигалок" – зажигательных бомб. Всего за период блокады фашистами было сброшено свыше 107 тысяч зажигательных бомб, и добровольцы из горожан тушили "зажигалки", к этому привлекали даже детей. В домах создавались бригады, гасившие "зажигалки", которые пробивали крыши, падали на чердак и крутились, как волчок, исторгая из себя море искр, вызывая пожар и освещая огнем все вокруг. Добровольцы брали руками в рукавицах и выбрасывали их в окна чердака на брусчатку двора или засовывали в емкости с песком, где они тухли.

Ирина Седельникова с братом, архивное фото
© Sputnik / Елена Бережная
Ирина Седельникова с братом, архивное фото

"Я хорошо помню первую бомбежку. Мама ушла из дома, и начался обстрел: окно с грохотом открылось, цветы улетели с подоконника, самолет пикирует на двор, стреляет… Потом улетел, все затихло, мама прибежала в ужасе, кричит: "Ребята, вы где?", а мы спрятались и жутко боимся… Помню, как зимой пленные немцы вырыли во дворе щель, куда жители могли прятаться во время бомбежки", — рассказывает Ирина Васильевна.

Со временем многие ленинградцы привыкли к гулу фашистских бомбардировщиков и даже перестали бояться. Намного страшнее бомбежек были голод и холод. Нормы выдачи хлеба зимой 1941 года составляли 250 граммов для рабочих и 125 граммов для всех остальных. Это был кусочек хлеба низкого качества величиной со спичечный коробок. Горожане ели кошек, мышей, ремни, подметки, технический жир, переработанные лакокрасочные продукты, жмыхи, глицерин, варили студень из обойного и столярного клея, выпаривали сахар из земли, собранной возле разбомбленных фашистами бадаевских складов. Истощенные люди просто падали на улице и умирали.

Блокадница Ирина Седельникова
© Sputnik / Елена Бережная
Блокадница Ирина Седельникова

Мороз в ту зиму доходил до 40 градусов, в домах не было ни отопления, ни электричества, ни воды в кранах. За водой голодные, истощенные люди ходили на Неву, падая и умирая по дороге. Трупы уже перестали убирать, их просто заносило снегом. Люди умирали дома целыми семьями, целыми квартирами.

"Мама, как могла, берегла нас, — вспоминает Ирина Васильевна. — У нее был какой-то запас сухарей, крупы, но он быстро закончился. Потом она отдала нас в детский садик. Когда мой младший братик смотрел на мамину порцию, я ему говорила: потерпи, нам в садике дадут поесть, а маме никто не даст. Брат через какое-то время заболел. В марте 1942 года мы уехали из Ленинграда. А буквально накануне объявили об увеличении хлебного пайка до 225 граммов. Я еще спросила у мамы: а, может, останемся? Она ответила категорически, что нет, надо ехать. Оказывается, она тогда уже была на последней стадии дистрофии, врачи ей так и сказали, что если она не эвакуируется, то дети останутся сиротами".

Дорога жизни в блокадный Ленинград
© Sputnik /
"Дорога жизни" в блокадный Ленинград
Ночью 11 марта их перевезли по льду через Ладожское озеро. Это был длинный рискованный путь, много машин так и не доезжали до другого берега, уходили под лед.

"Нас посадили в товарные вагоны, покрытые изнутри инеем, раздав всем по буханке хлеба. При этом строго предупредили, чтобы мы не набрасывались сразу на этот хлеб. Но некоторые не смогли удержаться, и в итоге эта счастливая буханка обернулась для них смертью", — говорит блокадница.

Седельниковы приехали в Саратовскую область, оттуда – в Саранск, где и встретили Победу. А в 1946 году вернулись в родной полуразрушенный город. Через десять лет по окончании техникума Ирина Васильевна получила направление в . "Казахстанский Питер" ей так понравился, что она решила здесь остаться. Работала на заводе, вырастила двоих детей.

"В Петропавловске тогда проживало очень много эвакуированных ленинградцев, к которым местное население отнеслось с большим вниманием и заботой, — говорит Седельникова. – Вообще люди здесь добрые, отзывчивые. Казахстанцы живут в мире, дружбе, согласии, а важнее этого ничего нет".

Сегодня в Петропавловске осталось всего семь человек, переживших ту страшную блокаду.

544
Теги:
блокада, казахстанка, Великая Отечественная война, Санкт-Петербург, Петропавловск, Казахстан
По теме
Начало Великой Отечественной войны: редкие архивные кадры
12 фактов о героизме казахстанцев в годы Великой Отечественной войны
Кем были герои Великой Отечественной, о которых сняты фильмы
Останки бойца Великой Отечественной войны перезахоронили в Казахстане
Была ли Великая Отечественная: о невинно умученном солдате вермахта
Медали Великой Отечественной: история создания и награждения
Загрузка...

Орбита Sputnik